Аргуново: заброшенный край Владимирской области

Что ни говори, а Россия в наибольшей степени богата даже не нефтью или газом, а теми бескрайними просторами, которые ей достались и которыми она обрастала всю свою, более чем 1000-летнюю, историю. И, как часто бывает, просторы эти — одновременно и дар и, в чем-то, проклятие страны. Да, понимаю, что всё это сложно отнести к Москве, где каждый метр земли на вес золота в буквальном смысле, но стоит отъехать хотя бы за сотню километров в любом направлении и картина становится совсем другой: бескрайние поля, лес, по которому далеко не пройдёшь. Потом, ещё чуть дальше, болота или степи, тайга, Сибирь, Вечная мерзлота. И всё это богатство — вроде бы своё, родное. Но в то же время ничейное, будто бы и не нужное...

Плотность населения в глубинке может «гулять» от пары десятков человек на километр до пары десятков километров для одного человека. В фильме Вячеслава Росса «Сибирь. Монамур» (кстати, рекомендую!) хорошо показан такой человек и столь же хорошо акцентирована причина его уединенного существования. Есть люди, которые бегут от цивилизации в глушь, не приспособившись жить в обществе. А есть цивилизация, которая концентрирует общество в городах, из-за чего глушь становится уже не просто малонаселённой, она попросту пустеет. И вот, на выходе, мы получаем те самые бескрайние поля, которые на контрасте с перенаселенными городами кажутся уж совсем непроходимыми и пугающими.

Но мы не кочевники, которые встали, сняли свои шатры и ушли вдаль, не оставив за собой ничего, что могло бы свидетельствовать о их жизни. Россия — страна оседлая, мы привыкли обустраивать не только свой собственный частный быт, но и то, что вокруг. Поэтому кроме полей и лесов, люди, уходя, оставляют целые сёла, а зачастую и города, которым только и остается что доживать свой век в одиночестве. Чтобы найти их следы, не нужно уезжать в далекие края, достаточно электрички и одного свободного дня.

Про одно такое место я как раз и хочу рассказать. 

Аргуново: заброшенный край Владимирской области

Но для начала немного истории.

Так уж сложилось, что основой, в первую очередь культурно-эстетической, того, что мы сейчас представляем себе, говоря о русском колорите, стали для нас города, а города эти в основном были сосредоточены совсем не в Сибири, а в западной части страны. Да, сбрасывать восток со счетов нет смысла, да и не нужно, но, всё-таки, то, что было построено и освоено за пределами Уральского хребта, было следствием «второй волны» развития. Люди пошли за Урал, уже неся с собой исторический и культурный бекграунд, который они накопили за несколько веков до того.

Конечно, было бы некорректным сказать, что там, за горами, нет ни истории, ни культуры, это не так, но в то же время, если какой-то заезжий турист задаст вопрос, что ему посмотреть, чтобы узнать побольше о истории страны, мы предложим ему не Екатеринбург или даже Барнаул, а Кострому, Новгород или Псков.

Это всё на одной чаше весов. Но есть и вторая, трагичная, ведь именно по центральной части России прошли в своё время две разрушительные волны. Одной из них стала Вторая Мировая Война, а второй — процессы внутри страны, масштабный процесс культурной реконструкции, а по факту, демонтажа всего «устаревшего». Оба эти процесса, хоть и в разной степени, но отложили свой отпечаток на облик исторической, культурной, среды.

В результате ужасающей Войны, мы потеряли почти весь запад страны, от границы и до Московской области. До сих пор, если ехать на машине от Москвы в сторону Европы, основное что можно увидеть по дороге — это лес, поля, редкие деревни и нечастые памятники военного времени. Похожая, хоть и не столь ужасающая, картина на южном направлении. А вот северу и востоку повезло куда как сильнее, но в их судьбе свою роль сыграл уже не внешний враг, а то, что происходило изнутри Советского Союза. По счастью, именно основные, «большие» города, это затронуло в меньшей степени, хотя ту же Москву строительство «нового мира» не обошло стороной, в результате чего город лишился и своего исторического центра и ряда важнейших памятников культуры, восстановить которые теперь не представляется возможным. Но если новый строй не пощадил даже столицу, то что уж говорить о глубинке...

Если смотреть на все фотографии, приведенные выше, сложно поверить, что вы смотрите не на абстрактные зимние пейзажи средней полосы, а находитесь посреди густо-населенной, в своё время, местности, но, тем не менее, это так. Урочище Аргуново — исторический центр Аргуновской волости Покровского уезда Владимирской губернии. Доподлинно установить, какой возраст этой местности, невозможно, известны лишь множественные упоминания в летописях и иных источниках. Самое раннее такое упоминание относится к XV веку, но, так как жили здесь задолго до этого, то смело можно говорить и о XII веке (тогда это была территория Ростово-Суздальского княжества). 

Стоит также сказать, что речь не о каком-то небольшом селе, которых раскидана ни одна сотня по стране. Аргуново славилось своими плотниками, благодаря которым в языке даже появилось новое слово, «аргун». Здесь были мощенные камнем дороги, школы, больницы, библиотека и даже памятник царю на площади. В Аргуново проводились ярмарки, воспитанники местных артелей работали на строительстве по стране. В 1795 году был построен каменный храм (который ещё можно увидеть), а через реку был проложен мост, от которого на сегодня осталась только память ну и «реплика» нового времени.

Если вас заинтересует подробная история Аргуново, с удовольствием отошлю вас к статье на Вики, которую подготовил и написал замечательный фотограф (и, справедливости ради, краевед) Дмитрий Константинов, открывший для меня эти места, я же остановлюсь лишь на нескольких интересных моментах, касающихся сохранившейся колокольни.

Кстати, за то, что от Никольской церкви до наших времён осталась хотя бы колокольня, мы можем быть благодарны секретарю местного комитета КПСС, уговорившего чиновников сохранить её хотя бы как ориентир для грибников. До этого здание использовали как тренировочный тир для артиллерии. А ещё раньше те же чиновники распорядились церковь 1795-го года взорвать, так как она, цитата, «не представляет собой ни архитектурной, ни исторической ценности». Решение с легкой руки было принято в 1957 году, а в 60-х исполнено. 

Аргуново: заброшенный край Владимирской области

Про историческую ценность можно рассуждать долго и, разгорись спор, каждая из сторон могла бы привести сотню аргументов в защиту своей позиции. Да и, действительно, сколько этих церквей по стране! Так то оно так, да вот дьявол, как обычно, кроется в нюансах...

Сейчас много говорят о памяти, о культуре, наследии, о необходимости работать с молодежью, развивать патриотизм. С каждой трибуны, на каждом канале, от директора школы до последнего губернатора и выше. Но что такое наследие на самом деле? Где его искать? Если ответы на эти вопросы сейчас и найдены, то не столько в плоскости сохранения и заботы, сколько в плоскости мифотворчества и симуляции: в кинематографе, медиа, нацпроектах, выступлениях и прочем. 

Дело редко доходит до «работы в поле», когда о сохранении можно не только рассуждать, но заниматься им здесь и сейчас. 

Много ли таких Аргуново по стране? Полно! О всех ли стоит заботиться? Сложно сказать однозначно... Но с другой стороны, а что тогда такое наследие, если не забота? 

Когда путешествуешь по Европе на машине, время от времени получается заезжать в небольшие города и в глаза всегда бросается, насколько иначе отвечают европейцы на эти вопросы. В Прибалтике меня удивляло то, что в любом мало-мальски крупном городе всегда будет туристическое бюро, где можно взять туристическую карту города, даже если во всём городе из исторического есть разве что руины.

Можно ли в Эстонии (или где угодно ещё) представить ситуацию, что на уровне власти принимается решение о сносе здания XVIII века по причине ветхости и недостаточной исторической ценности? Не думаю. Возможно ли такое... даже в Москве? Да, увы.

Аргуново: заброшенный край Владимирской области

Но закончить я хочу на мажорной ноте.

Если вновь обратиться к истории, легко заметить, что за то самое сохранение памяти, о котором с пафосом говорят в верхах, в России всегда боролись отнюдь не секретари парткомов, а безымянные и зачастую фанатично упорные люди снизу. Те, кто находит, протаптывает дороги, очищает, собирает деньги на восстановление, своими руками мастерит строительные леса, красит, поддерживает, находит единомышленников. А иногда достаточно и того, что просто рассказывает другим, среди которых уже потом найдутся и деньги и единомышленники. Часто эти люди никому не известны, ещё чаще они и не жаждут признания, удовлетворённые тем, чего они смогли добиться. Но самое важное то, что именно на них то всё и держится.

Спасибо вам за это!

Ну а мы продолжим наш рассказ! 🙂 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Понравилось? Посмотрите также:
Ховрино: Легенды и тайны самого знаменитого долгостроя Москвы
Читать

Ховрино: Легенды и тайны самого знаменитого долгостроя Москвы

Тёмный коридор западного корпуса уже позади, осталось немного — спуститься по старой лестнице на три этажа, пройти сквозь здание…

Читать
Зимнее обаяние русской деревни: Заповедные места Тверской области
Читать

Зимнее обаяние русской деревни: Заповедные места Тверской области

Сегодняшний мой рассказ будет не о конкретной точке на карте, а скорее о собирательном образе: сегодня я хочу рассказать о том,…

Читать