Ховрино: Легенды и тайны самого знаменитого долгостроя Москвы

Тёмный коридор западного корпуса уже позади, осталось немного — спуститься по старой лестнице на три этажа, пройти сквозь здание морга и выйти на улицу ещё до того, как здание «Ховринки» затянет мрачной вуалью наступающих сумерек...

 

Зачем я здесь? Что привлекло нас в этот всеми забытый уголок Москвы да ещё и в сумерки? Ховринская больница — не самое тривиальное место и уж точно не самое красивое в Москве, но что-то каждый раз манит сюда людей уже почти 30 лет.

Михайловский замок — бывший императорский дворец в центре Санкт-Петербурга по адресу Садовая ул., № 2, построенный по заказу императора Павла I на рубеже XVIII—XIX веков и ставший местом его смерти.

Каждому городу нужны свои легенды, потайные уголки, неизведанные пространства: если вы приезжаете в Петербург, вам обязательно предложат экскурсию по ночному Михайловскому замку, где, по приданию, до сих пор бродит в ночи дух убитого Павла I; если окажетесь в Праге, вам не избежать рассказов о легендарном Големе, герое мифов разных эпох; Москва манит туристов булгаковскими местами, и однажды один из них обязательно заметит промелькнувшую чёрную тень огромного кота, перебегающего дорогу в районе Патриарших прудов.

 

Иные легенды щедро дарит нам литература, другие появляются благодаря историческим событиям, но есть и такие, которые возникают как будто из ниоткуда, вплетаясь в нить городского эпоса настолько глубоко, что невозможно отличить в них правду от вымысла. Именно так появились на свет многочисленные истории заброшенной Ховринской больницы.

Перед тем, как мы с вами прогуляемся по самой больнице и послушаем рассказы её призраков, давайте я в паре слов расскажу об истории места: по крайней мере то, что мы знаем наверняка. Фундамент Ховринской больницы заложили в 1980-х годах, проект был по-советски масштабный, в проектировании были заняты десяток архитекторов и конструкторов, но, как стало понятно позже, при строительстве они допустили массу ошибок, что стало одной из причин закрытия недостроенного здания уже через пять лет. Второй причиной называется банальный недостаток финансирования: к середине 80-х годов Советский Союз уже не имел достаточных средств для реализации подобных мега-проектов.

 

Какой бы ни была причина, но в 1985 году проект был окончательно заморожен и, естественно, перешёл в собственность всех возможных городских субкультур конца 80-х годов: за прошедшие 30 лет с момента остановки строительства чего тут только не было — проводились тренировки МЧС, собирались сатанисты, сталкеры, любители экстремальных развлечений, жили бомжи, находили уединение наркоманы со всего города. В общем, оставленная без присмотра Ховринская больница стала своеобразным микро-городом для «деклассированных элементов» посреди Москвы. Конечно, это не могло не привести к тому, что за несколько лет место обросло таким количеством слухов, что не всегда удаётся проследить, откуда тот или иной берёт начало.

Самоисполняющееся пророчество — это предсказание, которое прямо или косвенно влияет на реальность таким образом, что в итоге неизбежно оказывается верным.

Сегодня за больницей однозначно закрепилась дурная слава, которая работает уже как самоисполняющееся пророчество. Дурная слава привлекает «дурных» людей. Молодёжь, увлечённая, к примеру, оккультизмом, или вообще сатанисты слышат о том, что в Ховрино их единомышленники проводят черную мессу, и приходят сюда именно с этой целью. В итоге, да, ритуалы действительно проводятся. Не отстают и масс-медиа: можно найти книги, рассказывающие о том, что за стенами госпиталя открывается портал в зловещий мир; в 2015 году,  судя по всему, будет снят фильм ужасов с больницей в главной роли; а какое количество фольклора бродит среди сталкеров, даже невозможно представить!

 

Былые посетители Ховринки (или Амбреллы, как её прозвали любители недостроев из-за специфической формы здания, похожего сверху на значок биологической опасности) рассказывают, к примеру, историю о том, как однажды в стенах больницы пожилая женщина потеряла собаку, убежавшую, видимо, по недосмотру хозяйки. Хозяйка животного нашла любимицу в подвале со связанными конечностями и сильно изуродованную. После чего, по слухам, попала в какой-то капкан, прервавший её жизнь. Множество историй связано с группой «Немостор», поклонниками Сатаны из 80-х и о их зловещих ритуалах. Есть истории подтвержденные — к примеру, о парне, прыгнувшем в шахту лифта из-за неразделённой любви. На импровизированный мемориал самоубийце до сих пор приносят цветы.

Из-за возраста здания и хорошей акустики внутри часто можно услышать шорохи, шаги, какие-то завывания. В итоге среди городских легенд стали в большом количестве появляться классические для подобных мест упоминания о призраках погибших здесь людей, а также о животных, принесённых в жертву. Дополняет картину то, что в подвалах действительно легко наткнуться на трупы собак или кости, а стены бывают покрыты зловещими надписями. Самая известная из них, кажется, вот эта:

Больничка — это край чудес, зашёл в неё и там исчез

Но в интернете легко найти и более изощрённый креатив посетителей больницы. Да и, возвращаясь к рассказам о призраках, не нужно особо труда, чтобы увидеть их в одном из сотен окон. Но из 10 случаев, семь окажутся игрой воображения, а два — такими же искателями приключений. Однако, один случай из 10 я всё-таки оставлю не объяснённым...

Гибель тургруппы Дятлова — событие, случившееся предположительно в ночь с 1 на 2 февраля 1959 года на Северном Урале, когда при невыясненных обстоятельствах погибла группа из 9 туристов.

Вообще, именно мистики в ховринских легендах не так много. Я думаю, связано это как раз со статусом объекта: он ведь никогда не был достроен, и даже если здесь и происходили летальные несчастные случаи, они никогда не носили массового характера (в отличие от травм от падения с высоты). Для современных хорроров легче выжать материал из заброшенных психиатрических больниц или немецких лагерей смерти. Даже история с группой Дятлова гораздо проще ложится на эту почву. В Ховринской больнице большинство легенд даже нельзя назвать легендами в полной мере, так как они достаточно прозаичны. Один рассказ о сборище сатанистов перекликается с десятком историй про банальные бандитские разборки или местных бомжей. Однако, энергетику здания нельзя назвать положительной: недружелюбность места ощущаешь прямо с порога.

Самое мрачное место больницы — это затопленный подвал. Я писал в предисловии, что одной из основных причин заморозки строительства больницы было то, что архитекторы совершили массу критических ошибок и, если спуститься на нижние этажи здания, можно увидеть самую главную: проект больницы не был рассчитан с учётом специфики почвы, на которой предлагалось построить здание, и закономерным итогом стало то, что здание постепенно уходит в грунт, просаживается. Сейчас больница ушла в землю на несколько метров, а подвалы её оказались полностью затопленными. Естественно, просадка здания также получила своё объяснение в определённых кругах. По одной из версий, здание больницы было построено на месте старого кладбища, из-за чего почва в этом месте рыхлая. Я мог бы оставить эту версию для острастки, но, если честно, она не выдерживает критики: фотографии начала 80-х годов найти сейчас не так уж сложно, и на них отчётливо видно, что там, где сейчас высится 11-тиэтажка, раньше было самое банальное болото. Я попытался порыться в доступных архивах, чтобы установить истину, но нет, увы, кладбище на месте больницы видимо является всего лишь очередным красивым мифом. Если будет интересно, можете покопаться сами. Я нашёл несколько упоминаний о XV веке, но провести самый простой факт-чекинг невозможно, так как во всех упоминаниях нет ни одной ссылки на источники. В общем, пусть эта страница останется тайной, не будем разрушать красивую легенду.

Подвалы больницы — действительно самое эффектное и впечатляющее зрелище во всём комплексе. Было время, когда на замёрзшем льду зимой на нижних этажах больницы устраивали что-то вроде экстремального катка. Ещё одна легенда гласит, что во время облавы на группу «Немостор» (тех самых сатанистов), сотрудники милиции взорвали ходы и все оставшиеся там были погребены заживо. Абсурдность этой легенды проверить, кстати, ещё проще — взрыв такой силы, чтобы создать непроходимые завалы, должен был существенно повредить и фундамент и структуру стен больницы, но ни того, ни другого вы не найдёте.

Аристарх — «божество» Сьянских пещер. Когда-то найденный здесь скелет человека положили на постамент в костюме-спецовке и с тех пор все посетители пещер приносят ему импровизированные «дары»

Насмотревшись на живописные подвалы, мы начинаем свой подъем наверх. Следующей важной точкой является мемориал погибшему Алексею Краюшкину, тому самому, что разбился в шахте лифта из-за неразделённой любви (это официально, а среди слухов можно найти и более фантастические: мне больше всего понравился миф про мистическую силу, преследовавшую подростка и в итоге толкнувшую в спину). Мемориал около одной из стен щедро исписан граффити, стихами, рисунками и стал чем-то вроде известного «Аристарха» в Сьянских пещерах — считается, что посетители Ховрино обязаны почтить память погибшего.

Пока мы поднимаемся наверх, можно побродить и по другим этажам клиники, но главное делать это осмотрительно, поскольку опасности здесь зачастую незаметны: под свалкой из бумаги, металлических листов и другого мусора вполне может скрываться глубокая дыра с арматурой внизу. Многие ловушки имеют рукотворное происхождение и оставлены предыдущими посетителями. Историями про то, как люди натыкались на капканы в Ховринской больнице, завален весь интернет. Однако, если внимательно смотреть под ноги, то на этажах погулять бывает интересно — порой попадаются любопытные граффити и другие объекты.

 

И вот мы поднялись на крышу, откуда открывается отличная панорама всего района Ховрино и видна структура самой больницы. Крыша трёхуровневая, между уровнями можно перемещаться по металлическим или бетонным лестницам, но особого смысла в этом нет — всё, что можно увидеть, видно уже с нижней площадки.

С крыши хорошо видны жилые дома с одной стороны и второй корпус больницы с другой. Он, в смысле, корпус, должен был использоваться как морг и офтальмологическое отделение, но так никогда и не был открыт. Что характерно, такое, казалось бы «вкусное» здание особо не привлекло внимание местной публики, оставшись в тени гигантского основного корпуса. Крыша здания — самое романтичное место здесь (насколько можно вообще употреблять этот термин в отношении Ховринской больницы), особенно на закате. Ничего особо выдающегося найти на крыше не удастся, но виды с неё открываются превосходные, а особенно при закатном солнце. С другой стороны, волей-неволей задумываешься, что эта крыша неоднократно становилась последним трамплином для десятка человек, решивших отдать свою жизнь Ховрино.

 

В этом месте я немного отступлю от своего повествования и дам ссылку на статью Новой Газеты, посвященную жителям ХЗБ.

Сама история этого удивительного места как и сегодняшняя заметка, постепенно подходят к концу. С 2013-го вновь начались разговоры о сносе здания, поддерживаемые и властями и местными жителями, которые совсем не рады соседству. В 2014-ом году больницу определили под снос, однако не смогли найти должного финансирования. В итоге, в 2015 здание выставили на торги. Тот, кто возьмётся за снос и расчистку площади, сможет выстроить здесь новое здание, но, кажется, с сохранением функции больницы. Хорошо ли это, я не уверен. Да, конечно, большинство слухов и легенд о Ховрино — всего лишь мистификация, да, сносить здание определённо надо и надо предложить согласившемуся приемлемые для этого условия, но мне кажется, что строить больницу на этой территории всё равно, что восстанавливать деревенский дом на месте сгоревшего. Формально в этом нет ничего плохого, но не зря это является дурной приметой у многих народов мира.

 

Возможно, если эту запись вы прочитаете не сейчас, а в 2016 году или ещё позже, об огромном здании, построенном на закате Советской эпохи, останется уже только слух, но мне хочется сохранить воспоминание о нём здесь, на «Альтораме». Не как о символе советской брутальной архитектуры и не в память о тех людях, для которых больница стала прибежищем. Просто мне кажется, что пространство города должно жить легендами, должно заниматься написанием своей неофициальной истории, собирать слухи и судьбы. Живой город — это ещё и город, который умеет бережно относиться к своим мертвецам, не забрасывая их фотографии в дальний угол кладовки и не оставляя за бортом истории. Пусть город живёт легендами: даже самые мрачные из них важны, даже если в качестве страшилки.

 

О! Вы видели? Кот пробежал! А какой огромный...