Красный Форт в Дели, последняя цитадель империи Великих Моголов

Великие Моголы (или Бабуриды) в течение трёхсот лет, вплоть до прихода сюда Британской империи, удерживали звание самой могущественной династии на Индостане и, говоря про Индию, невозможно не вспомнить этот самый значимый период в истории страны.

 

Давайте начнём издалека. Знакомо ли вам имя Темучжина? Конечно, вопрос этот покажется простым всем, кто не забыл ещё материалы из школьных учебников истории. Великий полководец первой половины второго тысячелетия, Темучжин смог сделать невероятное — пройти весь Евроазиатский континент с востока на запад и основать самую крупную континентальную империю за всю историю человечества. Империю, которая спустя несколько лет после смерти основателя достигла такого могущества, что могла собирать дань и диктовать свои порядки практически всему континенту. Кто ещё не понял, речь идёт о великой Монгольской Империи, а основатель её известен широкой публике под другим именем, монгольским. Имя ему — Чингис хаан.

 

Биография Чингисхана во многом строится на мифах и легендах. Историки и по сей день спорили бы, существовал ли он или образ великого хана был по крупице собран мифотворцами, но тут в дело вмешались биологи. Не секрет, что история — наука неточная, в ней допускаются разночтения; в свою очередь, биология базируется на фактах. Проведя анализ ДНК у тех, кто был приписан к потомкам Темучжина, учёные обнаружили закономерности, указывающие на прямое родство. Но удивительное открытие ждало их позже, когда биологи решили провести анализ крови не только у тех, кто мог являться прямыми потомками, но также у большой репрезентативной группы по всему миру. Оказалось, что Чингисхан был не только великим воином, но и родоначальником невероятной по масштабам династии! Сейчас только прямых потомков основателя Золотой Орды по мужской линии, чингизидов, в мире насчитывается около 16 миллионов!

У самого Чингисхана было около 17 детей, его старший сын Джучи оставил около 40 только сыновей, а внук Хубилай, будущий правитель Китая, стал отцом для по крайней мере 22 официальных наследников-сыновей.

Для тех из моих читателей, кто застал середину 90-х годов, образ Тамерлана знаком по рекламной кампании банка Империал

Спустя столетие со дня смерти Чингисхана на свет рождается ещё один легендарный полководец, Тамерлан (Тимур). Не будучи прямым потомком Темучжина, он становится частью этого знатного рода в 1370 году, породнившись с ними и приняв имя Тимур Гурган (что, кстати, с иранского и монгольского переводится просто как Тимур-«зять»). Но нам он интересен не столько своими полководческими или государственными талантами, сколько тем, что положил начало новой династии — тимуридов, правивших обширными землями Ирака, Ирана и Афганистана до конца XVI века. Именно потомок тимуридов в 1526 году основал династию Великих Моголов.

Основателем династии Моголов принято считать полководца, писателя и поэта, наследника рода Чингасхана, Бабура (официально ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам Захир ад-дин Мухаммад Джалал ад-дин Бабур, Падшах-и-Гази).

 

Кстати, название «Моголы» дали бабуридам европейцы, решив, что потомки Бабура имеют монгольское происхождение.

 

Время Могольской Империи (1526—1857) стало для Индии золотым временем. За три с лишним века Империя разрослась, заняв весь Индостан и прилегающие территории; стала процветать наука, были открыты многие архитектурные стили и построены здания, которые станут настоящей жемчужиной Индии (например, Тадж-Махал). Возможно, в каком-то виде она бы могла просуществовать и по сей день, но колониальная политика Великобритании внесла свои коррективы, и сейчас о существовании этого могущественного рода напоминают лишь раскиданные по всей Индии монументальные строения, дворцы, мечети и замки.

 

Но от истории Моголов плавно перейдём к истории одного конкретного памятника архитектуры.

 

Красный форт в Дели (также «Лал-Кила») — одна из известнейших достопримечательностей столицы Индии и одно из важнейших фортификационных сооружений середины XX века. История форта началась в 1639 году, когда столица Империи была перенесена в Шахджаханабад (часть современного Дели) из Агры.

Всего лишь в 200 с небольшим километрах от современного Дели есть ещё одна крепость той эпохи, носящая то же название и похожая как две капли воды на Делийский памятник. Помимо этих двух, современный Пакистан может также похвастаться Красным фортом в городе Лахора. Наличие трёх объектов с одним названием и схожей историей часто вызывает путаницу у туристов. Ничего не могу сказать про Пакистан, но то, что по фотографии перепутать Крепости в Агре и Дели несложно, легко объяснимо. У них даже судьба похожа: форт в Агре строился после переноса столицы из Дели... а форт в Дели, как вы поняли выше, основан после обратного перемещения столиц. Кстати, происходили оба переноса в течение одного столетия.

Делийский форт, в отличие от своего соседа в Агре, достаточно примитивен по структуре. Он представляет из себя неправильный многоугольник, окружённый высокой стеной с бастионами по краям. Одной стеной он примыкает к более древней крепости Салимгарх, вдоль остальных выкопан неглубокий ров. Высота стен колеблется в пределах 16-30 метров. Вообще, по схожему принципу замки строились как в Индии, так и по всей Европе. Разница лишь в масштабах сооружения: например, в Красный форт одновременно помещалось до 3.000 человек одних придворных, реальная вместимость гораздо выше.

Тем не менее, архитектурный стиль здания стал определённой вехой в могольском зодчестве и получил название шахджехани по имени императора моголов, который и стал его проектировщиком. Если оставить за скобками архитектурное дарование, сам Шах Джахан I («Повелитель мира») правителем был крайне посредственным. Реформ внутри страны, хоть сколько-то развивающих её, он не проводил, а войны, которые он вёл за её пределами, были проигрышными. В культуре Индии он оставил более значимый след, увековечив своё имя навсегда строительством Тадж-Махала, Жемчужной мечети в Агре, Форта в Дели, а ещё тем, что был обладателем двух известнейших реликвий — алмаза Кохинура и рубина Тимура.

 

После отречения от престола в 1658 году, остаток жизни падишах проведёт в застенках Красного Форта, который сам и построил, а после смерти будет похоронен в гробнице Тадж-Махала, строительство которого он так и не завершит.

Вернёмся к Форту. Основным входом на территорию являются Лахорские ворота. Они представляют из себя ворота с длинной аркадой, внутри которой расположились многочисленный торговцы. Сами же ворота имеют символическое значение для Индии — каждый год в День Независимости страны (15 августа) именно отсюда обращается к стране премьер-министр. Когда-то здесь выступали и Неру и Индира (не путать с Махатмой) Ганди. А названия ворота получили из-за того, что главный проход обращён к городу Лахор (современный Пакистан).

 

Когда-то сразу за воротами располагался большой рынок, который сейчас, по сути, не функционирует, а поэтому первое, что мы увидим, будет не торговая площадь, а белоснежное здание Наубат-кхана (Барабанный дом). Когда-то здесь собирались музыканты, но от этих времён сохранились только воспоминания. Не задерживаясь, проходим дальше.

Пройдя через большое поле с газоном (зачем-то отгороженное), мы окажемся рядом с краснокаменным парадным зданием Зала публичных слушаний, Диван-и-Ам. Это одно из самых впечатляющих зданий комплекса и, кажется, самое большое. Диван-и-Ам — общее название для такого типа сооружений. Императоры пользовались залом, чтобы проводить аудиенции с гражданами страны, выслушивать жалобы и предложения, устраивать публичные встречи и аудиенции. В общем, оплот индийской демократии.

 

Когда-то в торце обширного здания на высоком постаменте находился трон, сейчас не сохранившийся (в отличие от постамента). Помимо трона не дожил до наших дней и шатёр, украшенный драгоценными камнями, а также большая часть внутреннего убранства.

Приём у императора представлял собой целый ритуал, который был обязательным и ежедневным. Обряд, называемый «дарбар» начинался с торжественного парада: сначала к Зданию подходила имперская гвардия, величественно гарцуя на конях. Следом за ними шли слоны и уже после них оставшиеся подданые. Император занимал место на троне, и глашатаи выступали с докладом в строго определённом порядке. Первыми шли светские новости, информация о праздных событиях, произошедших за последние сутки, потом место им уступали рассказы о добытых на охоте трофеях, интересных диковинах. После того, как новости повседневные заканчивались, начиналась обычная рутинная работа, связанная с приемом послов и министров.

От дел государственных переходим к приятному. А что может быть приятнее императорского гарема? : ) Здание гарема, Ранг Махал (Дворец Красок), располагается в небольшом отдалении от Зала Аудиенций и является крайним зданием перед крепостной стеной Красного Форта. К сожалению, того убранства, которое было здесь при Джахане I, мы уже не увидим (как не увидим и красивых наложниц), остаётся лишь доверять источникам. А источники сообщают, что когда-то внутри Гарема существовала обширная сеть фонтанов и каналов, сделанная среди мраморных плит пола. По стенам располагались золотые и серебряные пластины, создающие красивые спецэффекты, отражая воду и отражаясь в ней. Включив воображение, можно увидеть павлинов, прогуливающихся по прохладной поверхности пола, сотни ковров и подушек, разбросанных тут и там, звуки муэдзина на фоне и... ну и хватит давать волю воображению! Стоит зайти в здание, и начинает казаться, что оно ещё само всё это помнит, и достаточно просто вслушаться.

Справа от Гарема расположились женские покои, Мумтаз Махал, правда, сейчас отданные под археологический музей. Всё самое интересное находится по левую руку от Ранг Махала.

Кстати, Mahal переводится просто как частная квартира, жилище, летняя резиденция, летний дворец

Если о залах Диван-и-Ам я говорил как о самом величественном здании Форта, то пальма первенства самого изящного уходит царским покоям Кхас Махал и зданию Диван-и-Кхас. Вот уж где точно можно почувствовать настоящий арабский шик! Каждая стена, колонна, потолки, пол — всё в покоях императора покрыто тончайшим рисунком, вырезанным в мраморе. Что ни говори, но вряд ли кто-то сможет состязаться в навыках работы по камню с мусульманскими мастерами! Запрет на изображение человека в исламской культуре несколько связал руки художникам, однако именно это дало толчок декоративно-прикладному искусству по всему региону заселения мусульман.

Здание Диван-и-Кхас (Зал закрытых собраний), примыкающее к Императорским покоям, образует с ними единый архитектурный комплекс. Соединённые лишь небольшим переходом, эти два здания настолько гармонично переходят друг в друга, что мне было не так просто определить по фотографии, где заканчивается одно и начинается второе.

 

В Диван-и-Кхас, в отличие от упомянутого выше Зала публичных слушаний, попадали уже далеко не все. По сути, это были кулуары Красного Форта, где вопросы решались узкой группой людей — министрами, вельможами и приближенными к императору людьми. Возможно, именно поэтому Зал решено было сделать в непосредственной близости от личных покоев Шаха.

 

Может показаться, что здание представляет собой единое помещение с колонами, но это не так. В нём (как и в «спальнях» императора) всё поделено на комнаты, и каждая имела своё чёткое предназначение. К сожалению, после ряда разорительных набегов убранство Зала не сохранилось в том виде, в каком было в XVI-XVII веках, но сохранилась красноречивая надпись на персидском языке в одной из ниш. «Если и есть рай на земле, он здесь, он здесь»

Если продолжить путь вдоль дворца налево, то мы попадём в проход между двумя непримечательными на первый взгляд зданиями — это здание турецких бань и Жемчужная мечеть. К сожалению, если вы не являетесь последователем исламской веры, войти в мечеть не получится, вход же в бани закрыт для всех. Говорят, что интерьер мечети впечатляет, но проверить это не представляется возможным. В любом случае, когда слышишь про Жемчужную мечеть, представляешь себе что-то более величественное и ажурное, чем есть на самом деле...

И последнее белое здание Красного форта в сегодняшней статье проекта Альторама находится на северо-востоке комплекса, практически в углу, — это восьмиугольная башня Шахи Бурж (Shahi Burj), а точнее то, что от неё осталось. Когда-то башня носила название Императорской, и выглядела она куда как величественнее, но судьба её была трагичной. После Восстания 1857 года она была сильно повреждена, а после землетрясения 1904 года уничтожена полностью. Сейчас археологи думают над тем, чтобы придать башне первоначальный вид, ну а пока остаётся любоваться тем что есть — великолепной входной группой.

Вся остальная территория Красного Форта — это многочисленные парки и небольшие хозяйственные конструкции и постройки. Определённый интерес представляют исторические колодцы для набора воды, но интерес скорее не эстетический, а культурологический. А вот с парковой частью основная проблема в том, что она, в основном, перегорожена заборами. То есть вряд ли вам удастся расслабленно полежать на зелёной травке, смотря в небо. А этого так не хватает в жаркой Индии!

Водосборники в Красном Форте

Три столетия династии Великих Моголов оставили в Северной Индии колоссальное наследие. При том если часть этого наследия сохранилась в камне, то не меньшая осталась отпечатком в культурной матрице страны. Индия уникальна безумным сочетанием культур, традиций, обычаев, стилей. Когда я ехал сюда впервые, я был уверен, что Индия — «синоним» индуизма. Столь сильное влияние исламской культуры на страну стало для меня открытием. Может быть, всё дело в том, что я мало вдавался в индийскую культуру, да и оказались мы тут по счастливой случайности, по пути из Непала домой... Как бы то ни было, сейчас, когда я уже отношусь к Индии как к объекту изучения,  понимаю, что именно исламская её часть наименее известна среди туристов. Почти все из моих знакомых, кто был на полуострове, ограничивались пляжами Гоа, кто-то уезжал в Гималаи, кто-то в Мумбаи или Варанаси, но не так уж много я знаю людей, кто сознательно поехал смотреть памятники культуры не индуистского периода. Но тем интереснее их изучать : )