Дорога в Шамбалу: Горный Алтай вдоль берегов рек Чуя и Катунь

По легенде, именно на Алтае расположен вход в легендарную буддисткую Шамбалу и, оказавшись среди древних гор Алтайского хребта, волей-неволей начинаешь в это верить, даже если до сих пор считал себя абсолютным скептиком.

«Час пробьет, и появится дважды рожденный по имени Калки Вишнуяшас, наделенный великою силой, умом и могуществом. Явится он на свет в достойной брахманской семье в деревне Самбхала и силою духа возродит оружие и всевозможные средства передвижения, воинское облачение, доспехи и панцири.»

Эта цитата из третьей книги «Махабхарата», эпического сказания, пришедшего из Древней Индии, где впервые прозвучало это чудное слово Шамбала (Самбхала). Рождённый здесь воин Калки со странной, практически латышской «фамилией», по легенде, должен ознаменовать собой рождение новой эпохи, новой юги. «Сверкающий брахман, высокий помыслами, явившись (миру), положит конец разрушению». В общем, классическая история второго пришествия, которая во всех религиях и верованиях всегда говорит об одном. Верить в это или нет, я оставлю на усмотрение моим читателям, по большому счёту это и не так важно, а вот про легендарное место его рождения поговорить интереснее.

 

Шамбалу ищут астрологи, староверы, шаманы всех мастей, верящие в эту мифическую землю. При том, если окинуть взглядом не только индийские легенды, а все мировые, то окажется, что свою Шамбалу искали и в Европе (Атлантида) и в России (Китеж-град) и в древних цивилизациях и в новое время. У всех цивилизаций в разные эпохи, Шамбала имели разные названия и, помимо уже перечисленных, стоит вспомнить и государство Шангри-Ла и подземный мир Агарта и Беловодье и, я уверен, если копнуть глубже, то на одно перечисление названий уйдёт экран текста. И каждый раз это будет название одного единственного, самого справедливого, самого богатого и красивого города-сада, и один из входов в него расположен как раз тут — на границе двух тектонических плит, в Алтайских горах.

Елена Блаватская — религиозный философ теософского направления, литератор, публицист, оккультист и спиритуалист, путешественница.

Вход в Мифическую страну на Алтае искали, по-моему, все известные нам исследователи неизведанного. Много времени посвятил этому Рерих, несколько раз организуя экспедиции в Алтайские горы; вместе с ним вход в Шамбалу искала Елена Блаватская, но оба они так и не смогли ответить на вопросы, которые, возможно, мучили их в походах. Сейчас есть масса распространённых мнений о месте «входа», многие из которых появились недавно и связаны больше с туристической привлекательностью Алтая, ведь так просто заманить к себе путешественников, рассказав легенду о том, что вот именно тут находится заветная дверь. И нельзя сказать, что это совсем не работает, просто, как было написано на стене одного из известных ресторанов в Москве, «Из ресторанов в космос не летают».

 

Мы никогда не узнаем, нашёл ли Рерих свою заветную Шамбалу, но из своих поездок он привёз нам что-то не менее ценное, а именно подлинный кусочек этих гор. Николай Константинович привёз Алтай в виде своих искусных живописных полотен, которые настолько чётко передают дух места, что смотря на них, не хочется верить, что это могло быть создано человеком.

Но уйдём немного от эзотерической составляющей статьи, так как если этого не сделать сейчас, мне придётся посвятить эту заметку не столько Алтаю, сколько особенностям и хитросплетениям индуистской философии, а это я хочу оставить до следующего раза, когда буду освещать на Альтораме индийский полуостров.

 

Итак, что же такое Алтай? Прежде всего, я хочу разделить территориальное и географическое значение этого топонима. Как единица территориальная, Алтайский край — это один из субъектов современной Российской Федерации с административным центром в городе Барнаул и населением в 2 миллиона человек, но эта часть меня на данный момент не интересует, так как не имеет принципиального значения для темы статьи.

 

Второе и более распространённое значение топонима Алтай — это именно Алтайские горы. Или Алтайский хребет. Это сложная система самых высоких гор в Сибири, проходящая через Россию, Китай, Монголию и Казахстан. Часть горной гряды включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а общая протяженность гор составляет 1.847 километров в длину и ещё порядка 1.200 в ширину. В общем, Алтай — это, в первую очередь величественные и невообразимо красивые горы.

Большая часть территории Алтая представляет собой горные массивы на высоте от 800 до 2000 метров, самая высокая точка — гора Белуха (4509 м). Самое большое озеро региона — Телецкое, при том оно же является и одним из наиболее крупных в России, имея глубину в 325 метров. Самой длинной рекой Алтайского края считают реку Алей, а вот на территории Горного Алтая пьедестал почета занимают две других, названия которых я вывел в заголовок — быстрые горные реки Чуя и Катунь.

Протяженность Катуни составляет почти 700 километров, начало она берёт на склонах горы Белуха, Чуя же впадает в Катунь, являясь её правым притоком, спустя приблизительно 200 километров от места истока, притом топоним в отношении реки используется почему-то реже, чем в отношении трассы и прилегающему плато, которым она дала название — Чуйскому тракту и Чуйской долине.

 

Обе реки представляют интерес как для обычных туристов, так и для профессиональных спортсменов и имеют достаточно высокую сплавную категорию. На Чуе с 70-х годов проводятся международные (до 1989 года — союзные) соревнования по сплавам на различных спортивных судах, река включает в себя около 30 порогов, при том 10 из них причислены к высшей, 6 категории сложности. В отличие от Чуи, Катунь считается рекой более простой с точки зрения сплавов, но и она имеет свои специфические «подводные камни»

Каждая из рек имеет бесчисленное количество притоков и небольших речек, питающих их, сотни спускающихся с высот больших и малых водопадов, различные источники. Вопреки распространённому мнению, обе эти реки нельзя назвать чистыми в привычном нам понимании этого слова. Как минимум, их не получится назвать прозрачными, в воде содержится огромное количество загрязняющих примесей — в основном известняк, горные породы, земля, песок, перемешанные быстрым течением. Наверное, именно поэтому сплавные реки часто называют «белыми».

Ладно, уйдём немного от стихии воды и от географических выкладок и окунёмся (или как лучше сказать про горы, если окунаются тоже в воду?) Пусть будет, «прикоснёмся» к прекрасному, к вершинам Алтайского хребта.

 

Сегодня, когда мы вспоминаем ту поездку (а прошло всё-таки уже много лет), то все участники той нашей команды единогласно сходятся во мнении, что Алтай — это, в первую очередь, невероятная, невообразимая энергетика, исходящая от каждой частички этой земли. Если бы речь шла о объектах, подверженных облучению, я бы сказал, что местные горы фонят. Но, в общем, даже если отвлечься от таких, достаточно мрачных аналогий, понимаешь, что по-другому и не скажешь, Алтайские горы действительно фонят, но не ядерной, а другой, свойственной этому место энергией. За те несколько лет, что прошли с поездки на Чую-Катунь, я имел возможность прожить два месяца в Непале, увидеть горы Бурятии, Кавказ со всех сторон, Карпаты, Татры, но того, что ощущалось рядом с пиками и склонами Алтая — этого не было нигде и я даже не уверен, что будет.

Сложность состоит не в том, как объяснить это, а скорее в том, возможно ли это объяснить в принципе. Попадая на Алтай, вы действительно оказываетесь как будто в другом мире, на границе разных сред, одна из которых красиво задекорирована камнем, а вторая, тайная, скрыта от глаз, но ощущается шестым чувством, как его ни называй — интуицией или другим особым видением. Урал и Карпаты — мягкие и нежные, домашние. Гималаи массивные, но немного надменные, ты ощущаешь, что им до тебя нет никакого дела. На Алтае горам есть до тебя дело — они наблюдают и смотрят. Ты берёшь камеру, выходишь с утра поснимать природу и понимаешь, что отходить от лагеря одному становится страшновато — ощущение такое, будто оказываешься под пристальным вниманием местных духов. Ночью, вдали от палаток, ощущается постоянное движение, даже если наверняка знаешь, что ближайшая жизнь находится на отдалении в 50 и более километров. И в дождливый полдень, и под ярким горным солнцем, когда сидишь на камне среди зелёных лугов, это чувство не отпускает.

Когда же на долину опускается непогода, туман и мрачные тучи заволакивают небо, ты как никогда ощущаешь себя одиноким и беспомощным. Конечно, это чувство поддерживается и безумием горных рек, ревущих в десятке-другом метров от палатки день и ночь, но не в них всё дело. Реки можно победить и несмотря на всю их грозную сущность, всегда понимаешь, что они приручаемые, надо только приложить усилие. А местные горы — что-то совсем другое. Невысокие, но непокорные, они слышат каждую мысль, фиксируют настроение и состояние души. Алтай — одно из тех редких мест, для которых важно, что ты думаешь и чувствуешь, как входишь в эту священную обитель, и, если в этот момент тобой движет гордыня или страсть, они наказывают. Да, это звучит фантастически, но суеверия не рождаются на пустом месте, особенно когда испытываешь их в экстремальных условиях реки 5-ой категории сложности. Наш опыт позволил проверить их правдивость четырежды с участием членов команды. Каждый раз всё проходило по одному сценарию, когда кто-то вставал и произносил «Река, ты слаба. Я сильнее». И все четыре раза река наказывала. Наказывала страхом, когда человека выбрасывало в порог спустя считанные часы после произнесённой фразы, наказывала внезапной простудой, наказывала травмами, когда вдруг, спустя полдня, достаточно опытный спортсмен разбил в кровь голову о камни на дне.

Мне кажется, что восприятие и изучение городов, памятников природы или просто исторических мест состоит из двух отправных точек — логический, рациональной и иррациональной, творческой. Цельная картина места складывается, если объединить их в одну цельную систему. Научиться мыслить мозгом и чувствовать сердцем. Одной крайности недостаточно, поэтому те, кто пытается всё изучить и разложить, ошибаются. Но ошибаются и те, кто пытаются понять всё с помощью чувств, отключая в этот момент разум. Чтобы понять Алтай, надо не только знать его историю и местные легенды, но слышать его дыхание и биение сердца. Возможно, это и есть тот самый путь к заветной Шамбале — через поиск баланса срединного пути, практика которого так важна в буддизме.