Белый город Севастополь: Форпост на берегах Чёрного моря

Город-легенда, город-герой, город воинской славы — Севастополь заслуживает любой из этих эпитетов, но сегодня мы попробуем оставить за скобками его заслуженную парадную славу и прогуляемся другими дорогами Белого города.

 

Вот волны Чёрного моря ласкают борта старенького парома «Металлист», который через пару минут выйдет на свой обычный маршрут, переправляя несколько десятков людей и автомобилей от Северной стороны города на основную, центральную часть. Первый раз мы попали в Севастополь именно так, переправляясь на корабле, открывая для себя город, как открывали его путешественники задолго до появления железнодорожного сообщения. Конечно, на протяжении следующих без немногого 10 лет мы испробуем все возможные варианты попасть в город: на такси, на поездах и электричках, автобусах и автостопом, — но сегодня я хочу, чтобы город предстал перед вами именно с моря.

 

Моряки отвязывают канаты от кнехтов, механизм поднимает тяжелый металлический борт, через который въезжают автомобили. Опаздывающие пассажиры вбегают на почти отплывший корабль и мы, наконец, стартуем, взяв курс на юг, к Артиллерийской бухте Севастополя. Не проходит и пяти минут, как город предстаёт перед нами во всей красе: белоснежные фасады первой, береговой, линии, знаменитые морские ворота города по правую руку, уходящая вдаль череда бухт слева по ходу корабля и тёплый, ласкающий кожу солёный ветер с Чёрного моря. Ещё через несколько минут мы увидим главный символ города — памятник Затопленным кораблям в районе Графской пристани, а потом, немного обогнув берег, причалим к Артбухте, где первый раз вступим на гранит Севастопольской набережной.

Паром «Металлист» в Артиллерийской бухте Севастополя
Паром «Металлист» в Артиллерийской бухте Севастополя

В городе привычно людно. В мае месяце набережные наполняются туристами-походниками, которых легко отличить по большим рюкзакам, дорожной помятости одежды, а иногда и лиц. С началом лета публика в городе поменяется: любителей спортивного отдыха заменят ленивые пляжники, участники организованных групп, иностранцы и граждане СНГ, соскучившиеся по морю. Осень опять поменяет контингент на новый — теперь это всё чаще пожилые люди, приезжающие погреться на ещё тёплом черноморском солнце.

 

Конечно, из-за событий последнего года в Севастополе многое поменялось, в том числе поменялась и публика, приезжающая сюда, но позвольте мне сохранить статус-кво на том моменте, когда я сам последний раз покинул город — на лете 2013-го года. В сегодняшней статье я расскажу именно про тот Севастополь, который до событий 2014-го я смело мог назвать своим.

Набережная Севастополя в районе Графской пристани и памятник Затопленным кораблям
Набережная Севастополя в районе Графской пристани и памятник Затопленным кораблям
Набережная Севастополя в районе Графской пристани
Набережная Севастополя в районе Графской пристани

Основатели Севастополя впервые подошли к побережью будущего города в ноябре 1782 так же как мы, рассекая воды Ахтиарской бухты на двух русских фрегатах — кораблях «Осторожный» и «Храбрый». На них была возложена исследовательская миссия: измерение глубины, составление фарватера, проверка морского дна; они провели в бухте всю зиму, и уже в мае 1783 года к татарскому селу Ахтиар подошла большая эскадра Азовской флотилии: пять фрегатов и восемь судов под руководством вице-адмирала Клокачева. Спустя неделю к кораблям присоединились суда Днепровской флотилии: объединившись, эскадра встала на якорь вблизи бухты Гераклейского полуострова, положив начало флоту, позже названному Черноморским. Первым главнокомандующим флота стал прибывший на полуостров контр-адмирал Фома Фомич Мекензи.

 

Черноморский флот стал отправной точкой для города и остаётся таковой до сих пор, несмотря на сложную судьбу как флота, так и Севастополя. Официальной же датой основания города принято считать 21 февраля 1784 года, когда указом Екатерины II было начато строительство порта и крепости под греческим названием Севастополь, что дословно можно перевести как «город почёта».

а свою историю город пережил три войны и революцию, причём ни разу не был сдан врагу: во время Крымской компании 1854 года войска были оттеснены на упомянутую выше Северную сторону, но не отступили, а во время Второй Мировой войны ценой невообразимых усилий и потерь город смогли удержать, не покинув принципиальных позиций. Если вам интересна историческая справка, я готов сослаться на историков: книг по истории как Севастополя, так и Крыма в целом написано великое множество; самая лучшая, на мой взгляд (считайте это рекомендацией), серия книг принадлежит перу крымчанина Валерия Дюличева и до 2013 года использовалась как учебное пособие для чтения в школах.

 

За всё время, проведённое мной в Крыму, я сам собрал небольшую библиотеку книг, посвящённых как современной истории полуострова, так и истории старого, ещё татарского и, ещё раньше, греческого Крыма, изучив и просмотрев то, что было легко доступно. Но я не хочу останавливаться на минувших событиях, сосредоточившись больше на прогулке по улицам современного города в том виде, каким увидел его я: без героического флёра, стати и морской выправки служащих в городе матросов.

Чтобы как-то формализировать и выстроить свой рассказ, я разделю его на три главы — Парадную, Неформальную и Романтическую. Каждая будет посвящена одной из сторон города, хотя я прекрасно понимаю, что сторон этих куда больше и каждый, кто хоть раз бывал в Севастополе, может добавить сюда свои, сотканные личными переживаниями и впечатлениями, но я сохраню именно такой порядок и вид. Итак, начнём.

Севастополь парадный

Для того, чтобы прикоснуться к красоте белоснежного убранства города, нам даже не потребуется далеко отходить от парома, доставившего нас: достаточно пройти всего несколько десятков метров в сторону, и вот мы попадаем на центральную набережную, с которой видны здания двух театров — Драматического и Музыкального. Чуть дальше расположились здания океанариума и террариума, а также знаменитый памятник Затопленным кораблям, символ города. Если мы прогуляемся до конца Карниловской набережной, мы попадём на территорию Черноморского флота и, пройдя насквозь, выйдем на площадь имени ещё одного адмирала, площадь Нахимова.

Вид на Артиллерийскую бухту Севастополя
Вид на Артиллерийскую бухту Севастополя

Центральной доминантой площади можно назвать памятник знаменитому адмиралу, на втором месте стоит центральная городская пристань, принимающая большие суда — Графская, являющаяся, по сути, ровесником города. Именно на неё причалили корабли в конце XVIII века и именно ей был придан статус морских ворот города. 

 

За площадью Нахимова, если двигаться вдоль морской бухты, мы выйдем на улицу Ленина, которую можно считать не столько приморской, сколько классическим городским проспектом: по большому счёту, им она и является, исполняя функцию одной из двух основных транспортных артерий города наряду с Большой морской. Море будет от нас удаляться всё сильнее, причём уходя даже не в сторону от улицы, а вниз: в этом месте города находится сильный подъем.

Вид на корабли ЧФ со стороны улицы Ленина
Вид на корабли ЧФ со стороны улицы Ленина

Немного отойдя от моря, мы сможем увидеть условный «второй туристический» маршрут Севастополя — множественные исторические здания на улицах Ленина, Большой Морской, на площадях и небольших закоулках в окружении перечисленных улиц. Центр города небольшой, пройти его можно за один световой день, даже если скрупулёзно исследовать каждый переулок и заходить в музеи. К сожалению, история сохранила для нас не так много зданий старой, досоветской постройки: война прошлась по городу, сравняв с землёй если и не большинство, то точно значимую часть архитектурного ансамбля. Почти все здания, присутствующие в современном городе — послевоенные, они строились уже в 50-х годах, отчего в них так заметно влияние сталинского ампира.

Немного особняком стоят в Севастополе здания культовые — церкви и соборы. Знаменитый Херсонесский Владимирский собор мы пока возьмём за скобки, про него на Альтораме будет отдельный рассказ (конечно, про весь комплекс, не только про собор), а в самом городе, в его центральной части можно выделить как минимум три православных святыни. Что характерно, все три собора сохранились с довоенных и даже досоветских времён, хотя и были повреждены в результате бомбёжек.

 

Начать стоит с самого знаменитого собора Севастополя – Владимирского, который находится на высочайшей точке центральной части города. Собор носит то же название, что и его тёзка на территории Херсонеса, но превосходит его по возрасту: собор был заложен в 1854 году, подготовительные работы на месте церкви были начаты на 6 лет раньше. Но завершить собор не удалось ни в 1854, ни после возобновления стройки в 1862 году. В ход строительства вмешалась Крымская война, на много лет отодвинув день открытия собора. Она же дала храму новое имя, лишив жизни сразу трёх главнокомандующих Черноморского флота — адмиралов В. А. Корнилова, В. И. Истомина и П. С. Нахимова. Останки военных были погребены под церковью и пролежали там до 1931 года, когда здание перешло в распоряжение Осоавиахима. Здание изменило основную функцию с религиозной на светскую, а то, что осталось от адмиралов, было извлечено из склепа и уничтожено, и лишь сильно позднее, в 1991 году, в ходе исследования были обнаружены элементы костей в земле, после чего в 1992 году они были перезахоронены, и к храму вернулось его прежнее неформальное название — Усыпальница адмиралов.

Усыпальница адмиралов или Владимирский собор в Севастополе
Усыпальница адмиралов или Владимирский собор в Севастополе

Судьба второго крупного собора, Покровского, не настолько трагична, хотя деятели СССР также изрядно поиздевались над церковью. Храм был построен и открылся для служения в 1905 году и был освящён в честь целого сонма религиозных деятелей и мучеников — от Петра и Павла до князя Владимира. В 1917 году тут временно захоронили останки того самого лейтенанта Шмидта, а когда город окончательно заняли красные, храм закрылся на долгие 25 лет, открыв свои двери лишь во время Второй Мировой войны. Службы в храме проходили вплоть до 1962 года, когда территория перешла к советским властям. До развала Союза тут располагались спортивная школа и городской архив.

Покровский собор в Севастополе
Покровский собор в Севастополе

Третим собором в нашем небольшом экскурсе станет самый старый из трёх и самый необычный из городских соборов — Петропавловский (он же церковь Св. апостолов Петра и Павла). По его форме и по внешнему виду действительно сложно сказать, что он является православным храмом: настолько сильны сходства здания с греческими аналогами — в первую очередь с Парфеноном. Объяснение этому простое — его «заказчиком» стал адмирал Лазарев, который, судя по всему, интересовался этим историческим периодом. Церковь была построена на месте уничтоженной штормом старой деревянной постройки конца XVIII века всего за 4 года и открылась в 1844.

 

Петропавловская церковь не пережила XX век, дважды разрушалась во время войн и дважды восстанавливалась по старому проекту. В результате были утеряны некоторые архитектурные элементы фасада и две статуи на входе. В советское время, как и на территории Покровского собора, тут располагался архив, а чуть позже обосновался театр. В 1992 году храм вновь был отдан церкви, позже рядом установили памятник Кириллу и Мефодию.

Петропавловская церковь в Севастополе
Петропавловская церковь в Севастополе

Отвлечёмся от религиозной тематики и ненадолго вернёмся на набережную, выбрав для беглого осмотра парадной части ещё несколько ключевых точек города — здания двух театров и пару символических памятников города.

 

Начнём с любимого, с искусства, а конкретно, с искусства драматического. Театр Луначарского, официально называемый Севастопольским Академическим Русским Драматическим театром — одно из главных зданий набережной, центральная и самая крупная площадка для выступлений в городе. Не так давно театр перешагнул символический юбилей и отметил 100-ый сезон выступлений, при этом история его гораздо обширнее и скоро театр отметит уже 200-летие. Театр Луначарского, в то время носивший другое название, был основан в 1840 году и дважды полностью уничтожался — во время Крымской войны сгорел целиком и в во время Второй мировой пострадал от прямого попадания в него снаряда. Каждый раз здание выстраивали заново: сначала это был в буквальном смысле амбар, позже на его месте обосновался стилизованный под русский терем, дом, а нынешний облик он обрёл в 1957 году. Как и вся архитектура того времени, театр спроектирован в стиле сталинского ампира и поражает своими габаритами. Сцена принимает гостей круглогодично, и при возможности обязательно стоит посетить одну из постановок — они действительно хороши.

Севастопольский академический русский драматический театр имени Луначарского
Севастопольский академический русский драматический театр имени Луначарского

Чуть в стороне от главного театра города расположен вторая, но не менее значимая площадка, правда, интересная уже больше как элемент архитектуры набережной, чем как театральное учреждение. Речь идёт о Дворце детства и юношества, бывшем когда-то Институтом физиологических методов лечения им. Сеченова, а после Дворцом пионеров. Это красивое здание 1914 года в стиле ренессанс с высокими колоннами является центральной точкой архитектурной композиции набережной наряду с поющими фонтанами и парковой входной группой.

Дворец детства и юности в Севастополе
Дворец детства и юности в Севастополе

Закрывая главу повествования о парадном Севастополе, нельзя не сказать пару слов о центральном и самом узнаваемом символе города, расположенном между Дворцом детства и юношества и территорией Черноморского флота. Речь пойдёт о памятнике Затопленным кораблям, посвященном героической Обороне Севастополя 1855 года. Конечно, для тех, кто не знаком с историей Крыма, нужно было бы привести обширную историческую справку, рассказывающую обо всех перипетиях Крымской войны, но на это уйдёт много времени, поэтому я ограничусь лишь кратким экскурсом. В 1854 году в ходе военной компании город окружила многочисленная армия, состоящая из сил Франции, Британии и Турции. Помимо сухопутных войск, силы противника в значительной мере превосходили силы Российской империи и на море. Отчасти на руку защитникам Севастополя играл рельеф местности — войска расположились на нескольких высоких курганах, откуда могли вести обстрел сил противника, но когда стало понятно, что отбить атаку с моря становится невозможно, было принято беспрецедентное решение: матросы и адмиралы сошли со своих кораблей и присоединились к сухопутным войскам для защиты города. С главнокомандующими флота это сыграло злую шутку — все они были убиты отчасти из-за специфической привычки поведения на корабле: к примеру, адмирал Корнилов оказался смертельно ранен, когда оглядывал окрестности, стоя на высокой точке Малахова кургана, в то время как для воюющих на суше была очевидна абсурдность такого местонахождения в условиях обстрела.

 

Выход моряков на берег стал не только символическим жестом, но и настоящим подвигом людей, чей жизнью было море: чтобы преградить путь наступающей эскадре кораблей противника, приняли решение перегородить Севастопольскую бухту, закрыв возможность выхода войск на берег и обстрела земли с кораблей. На входе в Севастопольскую бухту было затоплено 7 кораблей, полностью перекрыв первую линию входа. Весной 1855 года к ним добавили ещё 9, закрыв вторую линию. В общей сложности, войска пожертвовали 16 кораблей, и это создало надёжный морской щит, не дало врагам войти на территорию бухты морским путём и, в какой-то мере, предопределило тактику обороны.

 

На фоне памятника можно разглядеть ещё один символ города — это памятник Штык-Парус, основанный в городе в 1977 году в честь присвоения городу статуса Героя. Как и памятник Солдату и Матросу, белоснежный парус напоминает о двух героических оборонах города и об объединении морских и сухопутных войск, плечом к плечу воюющих за каждую пядь своей земли.

Памятник Затопленным кораблям и Штык-Парус на фоне в Севастополе
Памятник Затопленным кораблям и Штык-Парус на фоне в Севастополе

На этом мы перевернём страницу героической истории и перейдём к другой, неформальной и милой, части города, где реже встретишь туристов, но где можно почувствовать настоящий дух живого Севастополя.

Севастополь неформальный

Я писал выше, что город действительно очень маленький, и его легко пройти за несколько часов, но на самом деле это не совсем так. Формальное территориальное деление города включает в себя не только сам исторический Севастополь, но и территории Херсонеса, Балаклавы, Инкермана, Северную сторону и множество бухт, общим числом больше 30, не считая неназванных. Территория Севастополя превышает территорию крупных мегаполисов — как Киева, так и Москвы. Во многих бухтах ведётся активное строительство, город разрастается, отвоёвывая всё больше территории для жизни, но некоторые участки до сих пор остаются дикими и труднодоступными. Наверное, поэтому жители города выбирают именно их, чтобы окунуться в море.

Ряд бухт, также удалённых от центра, давно стали частью городского ландшафта, обросли облагороженными парками и набережными, высотными домами, подходами к воде. Некоторые только-только развиваются и застраиваются. В городские бухты, в отличие от удалённых, добраться уже проще: по городу круглосуточно курсируют маршрутные такси в любую точку города, отходя от центрального рынка либо от одной из площадей. Наверное, самым популярным местом пляжного отдыха для местных можно назвать пляжи Омеги, на которые можно попасть, пройдя через Парк Победы на западе города, но летом севастопольцы предпочитают уезжать ещё дальше.

Бухта и пляж Омега со стороны Парка Победы
Бухта и пляж Омега со стороны Парка Победы

Но для того, чтобы увидеть неформальный Севастополь, порой достаточно отойти всего на несколько шагов от основных улиц, не уезжая далеко от центра. Можно пройти по паркам, идущим параллельно с улицей Ленина или забраться в центр треугольника, образуемого Большой Морской, Ленина и набережными. За пределами фасадов ампирных зданий скрываются уютные и тихие улочки, принадлежащие уже не туристам, а жителям Севастополя: тут они гуляют сами, выгуливают животных, назначают свидания и возвращаются по домам тёмными вечерами. Эта часть города чем-то напоминает старый Петербург, разве что климат другой и дома ниже.

Ещё одной частью нетуристического Севастополя являются, как ни странно, парки. Странно, в первую очередь, потому, что в любом городе мира парковая зона — это подарок для города и администрация прикладывает массу усилий, чтобы создать из таких площадок новые центры притяжения как жителей, так и приезжих. Но тут всё не так. Не считая пары центральных скверов вдоль набережной, все остальные зелёные зоны остаются неухоженными и не оборудованы должным образом. Результат достаточно предсказуем: в парках редко можно встретить туристов, они целиком отданы привыкшим к их внешнему виду горожанам. С другой стороны, в этом есть и определённый шарм. Потрескавшийся асфальт, старенькие, заросшие плющом, лестницы, зелень по краям дорог, отвоёвывающая для себя место под солнцем... Мне кажется, Севастопольские парки легко можно было поместить в обе главы повествования — и в ту, что относится к неформальному городу и в ту, что посвящена романтическому.

В рассказе про неформальный нетуристический Севастополь, конечно, недостаёт историй. И про то, как в ночи мы лазили через каменную стену Херсонеса, и про то, как по пожарным лестницам проникали на крыши, чтобы насладиться открывающейся панорамой и даже про то, как найти самую большую барахолку в городе и скупить на ней кучу странных шмоток за копейки, чтобы потом, обрядившись в них, танцевать танго на одной из улочек. Но мне кажется, что такие истории каждый должен создавать для себя сам, потому что лишь свои собственные приключения откликаются в душе. И уж коли речь зашла о душе, самое время перейти к третьей, последней, главе.

Севастополь романтический

За Севастополем закреплена своя особенная слава, отличающая город от остальных курортов Крыма. Строго говоря, Севастополь нельзя назвать курортом в полной мере — настолько тут сильно влияние истории, статной архитектуры и публики.

 

Тут нет песчаных набережных, нет привычных прибрежных забегаловок, почти не ходят зазывалы и не продаётся дешёвая закуска. Это один из тех городов, где увеселению ночных дискотек предпочитают размеренный променад по набережным с крымским вином. По вечерам на гранитных плитах у моря играют музыканты, а все лавочки, повёрнутые в сторону воды, заполнены парочками. Кто-то только выходит со спектакля, а кто-то прогуливается после посещения кафе или ресторана. Вечером город загорается красивыми огнями и накрывается одеялом звёздного неба под шум прибоя.

Но флёр романтики в Севастополе присутствует не только при закатном свете. Закоулки и парки города полны миллионами деталей, и каждая рассказывает свою историю. Вот за углом невысокого дома расположилась большая каменная стена с вьющимся по ней живописным растением, будто коса Рапунцель, спущенная вниз по стене башни. Ещё переулок, и мы попадаем к ограде старого средневекового замка, от которого осталось до наших времён какая-нибудь мелочь — так, заросшая плющом колоннада, не более. Бесконечные переулки, уютные дворики, сложный ландшафт: по Севастополю можно гулять, кажется, бесконечно, и всегда на глаза попадётся что-то новое.

Но самым красивым и романтичным местом города, как мне кажется, считается белоснежная Ротонда, расположившаяся в восточной части сквера 1-го бастиона с видом на Килен-бухту. Конечно, её история не столь легкомысленна, как нынешний лёгкий и воздушный внешний вид. Ротонда посвящена годовщине Крымской войны, 50-летию со дня её окончания, позже была разрушена новой войной и в нынешнем виде украсила город уже только в 1958 году. Тем не менее, причиной ли этому местоположение или то, что со временем этот небольшой архитектурный памятник утратил изначальный воинственный облик, но сегодня Ротонда является одним из излюбленных мест севастопольцев и гостей города. Возвышаясь над крутым берегом, она, словно знаменитое Ласточкино гнездо, порхает над водами Чёрного моря.

Севастополь для каждого свой. Кто-то найдёт в нём интересную и сложную историю, а кому-то достаточно прогулок вдоль моря; кто-то решит исследовать музеи, другой — переулки и парки. Каждый найдёт себе что-то по душе, для каждого город откроется своей лучшей стороной, не потеряв при этом своего белоснежного величия. А мы, совершив долгую и, надеюсь, увлекательную прогулку, вновь ненадолго спустимся к набережной, чтобы скоротать полчаса до отправления парома, смотря на то, как солнце медленно опускается в воду, освещая последними лучами стены домов и церквей, памятник героическому подвигу и фигуры музыкантов, играющих где-то вдалеке, корабли и небольшие лодочки, людей и деревья в парках. А на горизонте, когда яркая звезда уже коснётся глади воды, словно мираж, покажется фигура небольшого парусника, отправляющегося на поиски новых неизведанных земель, чтобы однажды заложить причал и набережную. Как там было в стихах? «И повторится всё как встарь», да? : )